Публикации / 8 апреля 2019 г.

Новеллы российского наследственного законодательства

В российском наследственном законодательстве происходят масштабные реформы: в 2018-2019 гг. в 3 части Гражданского Кодекса РФ появляются новые конструкции, которые раньше не были известны российскому наследственному праву.

Так, 1 сентября 2018 года в российское законодательство введён новый гражданско-правовой институт – Наследственный фонд.

Появление данного института определило возможность российских граждан путем составления завещания передать личное имущество под управление специально назначенному физическому или юридическому лицу, направляя все получаемые доходы заранее определённому выгодоприобретателю.

Очевидно, данная конструкция является аналогом траста, используемого преимущественно в англо-саксонских странах. Главным отличием наследственного фонда, однако, является возможность его учреждения лишь посмертно. Необходимо отметить, что по своему правовому статусу наследственный фонд приравнивается к наследникам и «наследует» указанное наследодателем имущество в общем порядке.

В наследственный фонд может быть внесено любое имущество наследодателя, в том числе наличные и безналичные деньги, документарные и бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права.

Для создания наследственного фонда лицу необходимо составить решение о его учреждении, являющееся частью завещания, в котором должны присутствовать следующие сведения:

• об учреждении наследственного фонда;
• об утверждении лицом устава наследственного фонда, а также условий управления наследственным фондом;
• о порядке, размере, способах и сроках образования имущества наследственного фонда;
• о лицах, назначаемых в состав органов данного фонда, или о порядке определения таких лиц.

Таким образом, создавая фонд, лицо вправе самостоятельно определять сроки его существования, имущество, передаваемое в фонд, порядок управления имуществом фонда, а также распределения полученной прибыли.

Институт наследственного фонда является удобным инструментом для сохранения и предотвращения размывания активов наследодателя после его смерти. Стоит заметить, что законодательная база, регулирующая данный институт, ограничивается несколькими статьями Гражданского Кодекса РФ, что представляется недостаточным, так как некоторые правовые вопросы требуют более детальной проработки, что говорит о необходимости принятия отдельного федерального закона.

Кроме того, с 1 июня 2019 г. в российском законодательстве появятся такие конструкции, как совместное завещание и наследственный договор.

Совместное завещание позволяет супругам при наличии обоюдного волеизъявления cледующее:

• завещать общее имущество супругов любым лицам;
• завещать имущество каждого из супругов любым лицам;
• любым образом определять доли наследников в указанных наследственных массах;
• определять имущество, входящее в наследственную массу каждого из супругов, если это не нарушает права третьих лиц;
• лишать наследства наследников по закону;
• включать в завещание иные завещательные распоряжения.

Появившиеся возможности позволят, в частности, передавать все бизнес-активы, находящиеся в совместной собственности, в пользу одного выбранного наследника (в том числе, возможно передать все совместное имущество по совместному завещанию и в наследственный фонд).

Таким образом, данный институт направлен на решение той же проблемы, что и наследственный фонд – сокращение рисков по размыванию активов. Отметим, что совместное завещание, тем не менее, по-прежнему не позволяет ограничить распределение долей в пользу обязательных наследников, таким образом, полной передачи имущества в пользу одного лица, скорее всего, добиться будет невозможно (обязательный наследник не получит обязательную долю только в случае, если он будет выгодоприобретателем наследственного фонда, однако, он обладает правом на отказ в пользу получения доли).

Основным риском в отношении совместных завещаний, на данный момент, можно считать возможность для каждого из супругов отменить совместное завещание, в том числе, после смерти другого супруга. На данный момент неясно, касается ли такая отмена завещания только общего имущества или же оно способно и отменить завещание в части отдельного имущества уже умершего супруга (представляется, однако, что это невозможно, так как это нарушало бы волеизъявление умершего лица). В любом случае, сама возможность такой отмены совместного завещания без возможности учета воли умершего супруга представляется крайне спорным решением.

Таким образом, положения об отмене совместного завещания, безусловно, обладают большой востребованностью, но одновременно нуждаются в дальнейших разъяснениях. Без них применение института совместного завещания представляется ограниченным ввиду наличия упомянутых значительных рисков.

Наконец, наследственный договор представляет возможность наследодателю заключить с любым из избранных наследников соглашение, условия которого определяют круг наследников и порядок перехода прав на имущество после его смерти к сторонам договора или к пережившим третьим лицам.

Особенностью такого договора является возможность предусмотреть обязанность для контрагента совершить какие-либо действия имущественного или неимущественного характера, в том числе при жизни наследодателя. Таким образом, наследодатель может в течение своей жизни получать от контрагента по наследственному договору некоторые определенные имущественные и неимущественные предоставления или услуги в обмен на обещание передать определенное в договоре имущество по наследству после смерти наследодателя.

Проблема закрепленной конструкции заключается в возможности наследодателя свободно распоряжаться имуществом, обещанным в качестве наследства. Наследник может исполнять обязанности по договору в течение длительного срока и в итоге остаться без обещанного наследства. Более того, наследодатель имеет право отказаться от договора в одностороннем порядке в любой момент, возместив только убытки, понесенные контрагентом при исполнении наследственного договора (скорее всего, только реальный ущерб). Договорная конструкция в таком виде представляется несбалансированной и ставящей контрагента по наследственному договору в крайне рискованное положение, поэтому в текущей редакции ее использование предполагается исключительно в целях защиты интересов наследодателя.

Таким образом, российское наследственное законодательство проходит через этап больших реформ. Новые конструкции существенно расширяют свободу усмотрения наследодателей по распоряжению имуществом после своей смерти и позволяют им предпринять меры, направленные, в частности, на защиту принадлежащего им имущества от размытия. Вместе с тем, появившиеся конструкции требуют доработки в виде законодательных поправок или разъяснений от правоприменительных органов.

Настоящий обзор подготовлен в ознакомительных целях, не представляет собой исчерпывающего перечня и не должен заменять юридическую консультацию. При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

За дополнительной информацией, пожалуйста, обращайтесь к управляющему партнеру Андрею Данилову.

Нато ЦХАКАЯ

Нато ЦХАКАЯ
Партнер

+7-495-134-4400 доб. 1101

ntskhakaya@danilovpartners.com